О ПЛЕМЕННОМ КОНЕВОДСТВЕ РОССИИ - ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

 

Калашников В.В академик РАСХН, проф., директор ВНИИ коневодства,

Рождественская Г.А. - проф., доктор с.-х. наук,

Милько О.С. - доктор с.-х. наук, Киборт М.И. - кандидат с.-х. наук,

Рябова Т.Н. - кандидат с.-х. наук, Калинкина Г.В. - кандидат с.-х. наук,

Дорофеева Н.В. - кандидат с.-х. наук

 

В предыдущей статье, помещенной на нашем сайте, показано, что фактически, при наличии точного племенного учета, в России разводятся 17 заводских пород. К этому числу необходимо добавить недавно утвержденные русскую верховую (курируемую кафедрой коневодства Тимирязевской сельхозакадемии) и новоалтайскую (создана под руководством специалистов ВНИИКа).

В соответствии с Государственным реестром селекционных достижений, допущенных к использованию в России Министерством сельского хозяйства РФ, в стране числится 38 пород. Из них реально существуют и культивируются только перечисленные выше 19 пород. Семь пород, разводимых в других странах (венгерская, казахская, кушумская, литовская тяжеловозная, торийская, украинская верховая), представлены отдельными особями в разных хозяйствах. О четырех породах, разводимых при наличии конных заводов, нет достоверных данных, указывающих на их идентичность, сохранение своеобразного типа и происхождения. Регулярный племенной учет (госплемкниги, регистры, каталоги производителей) в этих породах не ведется. Это такие, в прошлом известные породы, с которыми некогда работала кафедра коневодства ТСХА, как кабардинская и карачаевская, а также восстанавливаемая кузнецкая. Ведется также работа по восстановлению вятской, мезенской пород, забайкальской и калмыцкой. Из 8-ми местных аборигенных пород, числящихся в Государственном реестре селекционных достижений, нет никаких сведений о верхнеенисейской, тувинской, чумышской, приобской и печорской породах.

Возникает вопрос, почему в огромной по территории, обладающей разнообразными климатическими, почвенными и хозяйственными условиями, оказались востребованными и реально существующими только 19 заводских и несколько местных, аборигенных пород. Почему среди заводских пород в условиях частного предпринимательства и рынка наиболее востребованными, что вытекает из их численности, оказались сугубо призовые породы - русская рысистая, состоящая из высококровных помесей с американской стандартбредной и чистокровная верховая. Ответ ясен - потому, что традиционно, особенно в последние десятилетия 20 века все племенное коневодство базировалось на ипподромных испытаниях, все любители лошадей также воспринимали ипподром как основное место, где можно их видеть и соприкасаться с ними.

Вторая возможность использования и общения с лошадью - классические виды конного спорта - были в нашей стране также достаточно распространены на разных уровнях - от Всесоюзных до местных областных. Практически во всех областях существовали конноспортивные школы. Именно поэтому спортивные породы - тракененская и буденновская - в числе наиболее распространенных в стране пород, а по числу собственников - юридических и физических лиц, они занимают первое место.

Резкое сокращение числа лошадей тяжеловозных пород - прямое следствие того, что в сельском хозяйстве, даже и в маломощных фермерских хозяйствах, лошадь утратила свое значение, несмотря на все виды кризисов - экономического, энергетического и экологического.

Другие виды использования лошади, обусловившие в Западной Европе расцвет и воссоздание ряда совершенно неконкурентноспособных пород, в нашей стране в XX веке практически отсутствовали и привели к гибели таких пород, которые ныне пользовались бы большим спросом на международном рынке, например вятская и приобская.

Сильное влияние на судьбу многих конских пород оказало сокращение, а затем и полное исчезновение в XX веке в нашей стране таких видов демонстрации, пропаганды и сбыта лошадей как конские ярмарки с выставками, выводками, различными видами соревнований.

Эти формы пропаганды и поощрения коневодства и коневодов стали широко распространяться в России во второй половине XIX века под эгидой как Госкомитета по коннозаводству, так и местных органов самоуправления - земств.

Эти мероприятия были возобновлены в 1930-40-х годах, а затем были практически прекращены.

Попытка привлечь внимание к местным, не призовым породам, была предпринята специалистами МСХ СССР и ВНИИ коневодства путем организации Всесоюзных соревнований конников совхозов и колхозов, которые проводились с 1957 по 1980-е годы в столицах союзных республик и городах, имеющих достаточно оборудованные ипподромы. В первые годы это масштабное праздничное мероприятие позволило показать все богатство и разнообразие конских пород, особенно верховых, которые разводились в СССР. Каждая союзная республика представляла свою национальную породу: Казахстан - кустанайскую, Киргизия - новокиргизскую, Узбекистан - карабаирскую, Азербайджан - карабахскую, Таджикистан - локайскую, Туркмения - ахалтекинскую, Украина - украинскую породную группу, Российская федерация - донских, буденновских, терских, кабардинских и англо-кабардинских лошадей. Однако, в дальнейшем, не поддержанные должным образом на местах, эти соревнования пошли по пути упрощения. В командах стало сокращаться количество национальных пород. Их место стали занимать те же призовые породы.

Всесоюзные соревнования, по идее их создателей, должны были быть финалом и логическим завершением предшествовавших им зональных соревнований. Все входившие в состав СССР территориально крупные республики были разбиты на зоны, в состав которых входило несколько областей. Так, на территории России соревнования проводились в следующих зонах: Северо-Западная, Центральная, Центрально-Черноземная, Поволжья, Урала, Западной и Восточной Сибири. Областные команды-победительницы этих соревнований должны были, по идее, комплектовать республиканскую команду на Всесоюзных соревнованиях. Однако на деле, благодаря стремлению наших чиновников к упрощению и хорошим отчетам перед начальством, никакого влияния зональные соревнования на комплектование республиканских команд не имели. Последние комплектовались просто из лучших чистокровных, полукровных и рысистых лошадей, принадлежавших хозяйствам, расположенным на территории республики и выступавших в данное время на крупнейших ипподромах. Местные породы, особенно упряжные и универсальные, в большинстве своем оставались за бортом этих соревнований.

Искаженным был и принцип чемпионатов по типу и экстерьеру. В них принимали участие только те лошади, которые были включены в состав команд из-за высокой работоспособности. Результаты чемпионатов не входили в командный зачет.

Для тяжеловозных пород проводились отдельные испытания по работоспособности. В этих соревнованиях участвовали жеребцы-производители и матки. И хотя одновременно проводились выводки с оценкой типа и экстерьера, чемпионы по комплексу признаков отдельно по породам не выделялись, очевидно, в связи с малочисленностью участников соревнований.

Единственным местом, где в стране демонстрировались представители большинства разводимых в СССР пород была Выставка достижений народного хозяйства (ВДНХ), регулярно работавшая с конца 1930-х по 1980-е годы (с перерывом 1941-55 гг), но отбирались на эту выставку единичные представители пород и ее результаты не имели никакого влияния на селекцию и судьбу пород.

Так, если в конце 1950-х и 1960-х годов на ВДНХ демонстрировалась тройка типичных вятских лошадей, и порода была известна в Европе как оригинальная аборигенная порода России, то уже в середине 1970-х при экспедиционном обследовании ее ареала были найдены только единичные особи, похожие на вяток, причем недоказанного происхождения. Вятскую породу, как и прочие аборигенные породы, разводимые в регионах, где возможно было сельскохозяйственное или лесопромышленное производство, погубило скрещивание с заводскими породами (рысаки, тяжеловозы), направленное на получение более крупной и мощной лошади.

Какие-либо мероприятия, направленные на разведение хотя бы части породы в «чистоте» отсутствовали. Кроме того, до конца 1980-х годов на территории России не разрешалось иметь лошадей в частном владении и тем более не поощрялось создание каких-либо общественных организаций в области с/х животноводства.

Все эти факторы привели к исчезновению или бедственному положению наиболее ценных аборигенных пород России. Сохранились и процветают только те породы, которые либо разводятся в таких экстремальных условиях, где не выживают помеси их с культурными породами, и эти породы являются неотъемлемой частью хозяйства и существования этноса (якутская), либо там, где эти породы имеют специфическую продуктивность и поддерживаются местными властями (башкирская).

Периодически возникает и муссируется вопрос о создании в России универсальной рабочей лошади. Ответы на этот вопрос давно известны каждому, кто интересуется историей и современным состоянием коневодства нашей страны и представляет ее климатические и хозяйственные особенности.

Первый ответ заключается в том, что наша страна так велика и разнообразна по климату, почвам, направлениям сельского хозяйства, что невозможно представить некую лошадь, пригодную к использованию как в условиях Севера, Урала, Сибири, так и на юге России, и в Центральной Черноземной области.

Второй ответ - практике конеразведения в нашей стране во второй половине ХХ века давно известны рецепты получения отличной сельскохозяйственной лошади для разных зон. Это и рысисто-тяжеловозные помеси в условиях центра России и верхово-тяжеловозные в условиях юга и Северного Кавказа. С этой же целью восстанавливают кузнецкую лошадь, скрещивая сложных помесей с преобладанием «рысистой крови» с тяжеловозными жеребцами. Главной помехой в успешном создании такой рабочей лошади во всех зонах может быть только низкая культура животноводства при постоянном дефиците кормов. Кроме того, универсальной рабочей лошадью можно считать русского тяжеловоза, который для этой цели разводится в большинстве конных заводов других породных направлений.

Мы уже говорили, сравнивая тенденции отечественного и европейского коневодства, что сходство между ними - повышенный интерес к призовому и спортивному коневодству. По интересу к экзотическим и любительским породам наблюдаются значительные различия, объясняемые «качеством жизни» и уровнем дохода граждан. Тем не менее, известно, что самую высокую цену в последние годы в нашей стране - 1 млн. долларов - заплатили за двух жеребцов - чистокровного верхового и ахалтекинского.

Резко отличается российское и европейское коневодство по обилию пород, поступающих на рынок, по фактору национального патриотизма, способствующему сохранению и восстановлению некогда существовавших пород, наконец, по политике государства в отношении пород лошадей имеющих историческую и культурную ценность. Что касается востребованности лошадей в обществе - в последние годы в нашей стране, она постоянно возрастает, как показывает работа института коневодства по выдаче паспортов племенным и пользовательным животным.

Тормозит процесс распространения любительского коневодства только позорно низкий уровень доходов у большинства граждан России.

Очень серьезное и печальное для нашего отечественного коневодства отличие от европейского - отношение государства и властных структур к небольшому числу сохранившихся в мире старинных пород лошадей.

Если в Европе под покровительством государства или коронованных особ находятся такие породы как андалузская, кладрубская, фризская, что обеспечивает их сохранение и распространение, несмотря на недостаточную конкурентоспособность, то в России, известные во всем мире, насчитывающие более чем 200-летнюю историю породы - донская, орловская, брошены на произвол судьбы. Более того, в руководящие органы МСХ РФ успешно внедряется идея о том, что эти породы не нужны, о прекращении даже минимальных дотаций заводам, где разводятся лошади этих пород.

Для сравнения - французский рысак как по абсолютному уровню резвости, так и по скороспелости уступает стандартбредному рысаку и не выдерживает конкуренции с ним на европейском рынке. Тем не менее, французские коневоды при содействии Министерства с/х хозяйства Франции всеми мерами сохраняют свою отечественную породу, насчитывающую на 1.01.2003 г. 16,7 тыс. маток (!!).

Выбирая будущее нашего племенного коневодства, мы должны решить, на что ориентироваться - на прошлое, где основное место лошади давно занято машинами, или на будущее, где лошадь станет спутником человека во всех многообразных сферах его деятельности и жизни.

Непременным условием существования отрасли и сохранения пород является проведение системы селекционных мероприятий, важнейшими из которых являются ведение централизованного племенного учета, издание государственных племенных книг, централизованное планирование селекционно-племенной работы с породами.

В условиях тяжелого экономического кризиса, в котором находится сельское хозяйство России, необходима помощь государства не столько экономическая, сколько законодательная.

Племенные конные заводы, как и все племенные заводы должны находиться под контролем и опекой государственных органов, отвечающих за состояние животноводства в стране. Если мы утратим заводы, в которых сосредоточена лучшая часть, племенное ядро пород, мы будем вынуждены приобретать представителей большинства пород за границей, затрачивая огромные средства, которые пойдут на поддержку не отечественного, а зарубежного коннозаводства. А потеря заводов, в которых разводятся лошади отечественных пород, приведет к невосполнимым, позорным для отечественного животноводства и национальной культуры потерям. Это и потери и для мирового генофонда с/х животных.

Процесс создания большого количества частных конных заводов начался и идет, но идет медленно, в связи с тем, что большая часть граждан России еще недостаточно богата. Этот процесс необратим, но до того, как он станет массовым, надо не утратить нашего национального богатства - отечественные породы лошадей.